Инна Кублицкая (baylanto) wrote,
Инна Кублицкая
baylanto

Category:

Записки японца о России

Сейчас во френдленте несколько раз попался пост, где цитируются высказывания японца, побывавшего в России в 18 веке. Вместе с тем, кое-кто из моих френдов высказал предположение, что это троллинг. Честно говоря, подворачивались уже посты, где якобы иностранцы пишут о России, я такие встречала. Однако книга японца существует, ее можно скачать http://lib.freescienceengineering.org/view.php?id=192256, я скачала пдф и передрала оттуда предисловие переводчика. Править передранное не стала, оно вроде и и так читается. В общем, история и содержание этой книги:



[Spoiler (click to open)]История пребывания этих японцев в России такова.
15 января 1783 г.4 из бухты Сироко в провинции Исэ
(сейчас префектура Миэ) вышел в Эдо (ныне Токио) ко­
рабль "Синс^-мару" с грузом риса и других товаров. На
корабле было 17 человек во главе с капитаном корабля
Дайкокуя Кодаю. Ночью, когда корабль вышел в откры­
тое море, началась буря, судно лишилось мачты, руля,
парусов и в течение семи месяцев носилось по океану.
На корабле было много риса, поэтому экипаж не погиб с
голоду, а - выпадавшие временами дожди давали возмож­
ность пополнять запасы пресной воды. На корабле умер
лишь один человек.
В августе того же года судно прибило к Амчитке, од­
ному из Алеутских островов, принадлежавших в то время
России. На Амчитке японцы пробыли четыре года. За это
время от болезней умерли еще семеро. Оставшиеся девять
человек в середине 1787 г. вместе с русскими промыш­
ленниками, потерпевшими кораблекрушение у этого остро­
ва, переправились на Камчатку, где прожили около года.
На Камчатке от цинги умерли еще три японца, а остав­
шиеся шесть человек - К'бдаю, Коити, Исокити, Синдзо,
Сё'дз5 и Кюэмон - были при содействии местных властей
отвезены в Иркутск через Тигиль, Охотск и Якутск.
В Иркутске, куда они прибыли 7 (18) февраля 1789 г.,
уже жила значительная группа японцев, в различное вре­
мя потерпевших кораблекрушение у берегов России. Все
они приняли христианство, получили русские имена и фа­
милии и остались жить в России. Некоторые из.них пре­
подавали японский язык при народном училище. Вновь
прибывшие японцы были взяты на казенное содержание,
и им также предложили остаться в России и избрать по
собственному желанию род занятий. Двое из приехавших
с Кодаю - Сёдзо и Синдзо - изъявили желание остаться
в России, крестились и получили имена, первый - Федора
Степановича Ситникова, второй - Николая Петровича Ко-
лотыгинаЗ. А Кбдаю, Коити, Исокити и Кйэмон настойчи­
во просили отправить их на родину.
Большую роль в судьбе Кбдаю и его товарищей сыграл
крупный ученый-естествоиспытатель проф. Кирилл (Эрик)
Густавович Лаксман, живший в то время в Иркутске, не­
далеко от которого в селе Тальцынск у него был сте­
кольный завод 6. Заинтересовавшись японцами и решив ис­
пользовать их для установления отношений с Японией и
связи с японскими учеными , он взял под свое покрови­
тельство Кбдаю и в январе 1791 г. поехал с ним в Пе­
тербург. В столице Лаксман подал Екатерине П через ее
статс-секретаря графа Александра Андреевича Безбород-
ко прошение Кодаю о возвращении на родину и собствен­
ную докладную записку с проектом отправки в Японию
официального посольства для установления с ней торговых
отношений. Лаксман предлагал, чтобы в знак дружествен­
ного отношения России к Японии это посольство увезло
Кодаю и его товарищей на родину.
Екатерина заинтересовалась этим проектом и 28 июня
1791 г. приняла на аудиенции в Царском Селе Кодаю и
Лаксмана8. По возвращении в Японию Кбдаю подробно
рассказывал об этом приеме. Он говорил, что когда им­
ператрице читали его прошение, где описывались бедствия
потерпевших кораблекрушение японцев, она громко выра­
жала свое сочуствие. Из рассказа Кодаю видно, что он
тогда уже достаточно хорошо понимал русский язык. Так,
например, в записи его рассказа переданы японской слого­
вой азбукой русские слова, произнесенные Екатериной:
"Бедняжка! " и "Ох, жалко! ", и пояснено их значение.
После официальной аудиенции Кодаю еще несколько раз
бывал во дворце, встречался и беседовал с Екатериной,
наследником, рассказывал им о Япвнии, показывал приве-
зенкую с собой японскую одежду и другие вещи.
13 сентября 1791 г. Екатерина II подписала "именной"
указ № 16985 иркутскому генерал-губернатору генерал-
поручику Пилю об отправке в Японию экспедиции в целях
установления торговых отношений.
В указе сообщалось, что Екатерина "приняла в уваже­
ние" план "надворного советника и профессора Лаксмана",
за исключением "упоминаемого в плане профессора Лакс­
мана предложения о изыскании нового пути по реке Аму­
ру" во избежание обострения отношений с Китаем,
"Случай возвращения сих японцев в их отечество, -
говорилось в указе, - открывает надежду завести с оным
торговые связи, тем паче, что никакому Европейскому
народу нет столько удобностей, как Российскому, в рас­
суждении ближайшего по морю расстояния и самого со­
седства".
Пилю предписывалось сделать японскому правительству
предложение от своего имени, "с приветствием" и с ука­
занием, что Россия желала бы "всегда здесь иметь сно­
шения и торговые связи с Японским государством, уверяя,
что у нас всем подданным японским, приходящим к пор­
там и пределам нашим, всевозможные пособия и ласки
оказываемые будут" 9.
Кбдай о разрешении вернуться на родину сообщил граф
Воронцов 29 сентября 1791 г. в доме Безбородко, а 20 ок­
тября Екатерина приняла Кодаю в Зимнем дворце и лично
вручила ему в подарок табакерку.
8 ноября Кодаю был приглашён во дворец Воронцова
и получил через него от имени Екатерины золотую ме­
даль с лентой, золотые часы и 150 червонцев Ю.
Не были забыты и остальные японцы, возвращавшиеся
на родину: означенным указом Пилю было приказано вы­
дать "трем купцам, с ним возвращающимся, по 50 чер­
вонных и серебряной медали" И. Оставшимся в России
Синдзо и Сё'дзо было выдано по 200 рублей.
Экспедиция, организованная на основании указа Екате­
рины, была возглавлена сыном проф. Лаксмана, поручиком
Адамом Кирилловичем Лаксманом, и отправилась в Японию
из Охотска 13 (24) сентября 1792 г.
В то время феодальное правительство Японии, бакуфу,
проводило так называемую "политику закрытия страны"
(сакоку сэйсаку), установленную более чем за полто­
ра столетия до этого, с 30-х годов ХУП в. Доступ в Япо­
нию иностранцам был категорически запрещен. Исключение
было сделано только для китайцев и голландцев. Послед­
ним разрешалось присылать для торговли в Нагасаки не
более чем по одному кораблю в год. Японцам выезд за
пределы страны тоже запрещался, нарушившие это запре­
щение подвергались строгим наказаниям вплоть до смерт­
ной казни. В результате этого в Японии почти совершен­
но не знали Россию, а если и знали, то главным образом
через голландцев, которые нередко искажали действитель-
ность в целях сохранения своего исключительного положе­
ния в Японии
Получив сообщение местных властей о появлении рус­
ского корабля, бакуфу поручило ученому лейб-медику Ка-
цурагаве Хосю 13 дать сведения о России. Кацурагава со­
ставил две рукописные работы - "Оросия-си" ("Записки о
России') и "Оросия рякки" ("Краткая записка о России").
Кацурагава Хосю ( 1751-1809) - потомственный при­
дворный врач сегуна, известный также под псевдонимом
Куниакира Гэтти, Кбкан и Дзуйтикудб, больше всех сде­
лал для ознакомления Японии с Россией. Зная голландский
язык, он участвовал в переговорах с голландцами в Эдо,
в числе других переводил анатомический атлас с голланд­
ского языка на японский и написал ряд научных трудов.
В 1776 г. во время пребывания в Эдо известного швед­
ского ученого Карла-Петера Тунберга, находившегося с
1772 г. на службе голландской Ост-Индской компании, Ка­
цурагава с его помощью изучал европейскую медицину и
получил от него свидетельство об успехах в искусстве
врачевания.
В 1783 г., впав в немилость у временщика - диктатора
Танума Окицугу, Кацурагава был выслан на остров <Ми-
курадзима, но через три года его восстановили в должно­
сти придворного врача и вернули ко двору.
Несмотря на отсутствие прямых русско-японских свя­
зей, Кацурагава Хосю был известен в России. Именно ему
и Накагаве Дзюнъану видный русский ученый-естество­
испытатель акад. Кирилл Густавович Лаксман послал со
своим сыном Адамом Лаксманом письма, термометры и
коллекции "натуральных редкостей", что послужило нача­
лом русско-японских культурных связей
Оба эти документа были написаны исключительно да осно­
вании голландских источников. Только после того как вер­
нувшиеся в Японию Кодаю и Исокити были неоднократно
допрошены, правительство Японии получило первые сведе­
ния о России от самих японцев, проживших там много лет.
Записи их рассказов и явились первыми письменными сви­
детельствами самих японцев о России.
Рассказы Кодаю и Исокити свидетельствовали о друже­
ственных чувствах русского народа и правительства к япон­
цам, о желании иметь хорошие, добрососедские связи с
Японией, причем подчеркивалось, что Россия не намерена
навязывать Японии силой свое стремление торговать с ней.
Кодаю так тепло отзывался о хорошем отношении к не­
му и другим японцам в России, что ему на допросе в Эдо
в присутствии сегуна Иэнари № даже был задан вопрос:
"Почему же вы так упорно добивались возвращения на ро­
дину и вернулись сюда, если пользовались там такими ми­
лостями?" Кодаю объяснил свое решение вернуться в Япо­
нию тоской по родине и семье.
Наиболее известным из документов, составленных по
приезде в Японию Кодаю и Исокити, является протоколь­
ная запись упомянутого выше их допроса в присутствии
сегуна Токугава Иэнари в 18-й день девятой луны 5-го
года Кансэй, что соответствует по старому русскому ка­
лендарю 22 октября 1793 г. Эта запись, носящая на­
звание "Хёмин горан-но ки", т. е. "Запись о приеме се­
гуном потерпевших кораблекрушение", была составлена
тайно Кацурагавой Хосю, который присутствовал на приеме.
Различные варианты этого документа приводятся в рабо­
тах японских историков и были использованы советскими
востоковедами 16< Кроме того, имеются и другие рукописи,
относящиеся к приключениям Кодаю и Исокити и их расска­
зам о России, в частности рукописи "Оросиякоку суйму-
дан", хранящаяся в Государственной библиотеке им. В.И.Ле-
нина I7, и "Оросиякоку хёминки", хранящаяся в Ленинград­
ском отделении Института востоковедения АН СССР, а
также "Синсе'-мару х§минки" и др.
Однако до самого последнего времени нашим историкам
оставался неизвестным гораздо более полный и можно
сказать выдающийся труд Кацурагавы Хосю "Краткие ве­
сти о скитаниях в северных водах", составленный им в
августе 1794 г. по приказанию сегуна Токугава Иэнари ^
Познакомиться с этой работой наши историки не мог­
ли до сих пор по следующим обстоятельствам. В своем
стремлении оградить страну от иноземного влияния фео­
дальное правительство Японии запретило под страхом стро­
гого наказания запись, хранение и распространение каких
бы то ни было сведений о других государствах. Даже уче­
ные, писавшие по распоряжению правительства о чужих
странах, боялись хранить черновики своих работ. Так, на­
пример, Кацурагава Хосю, составив упомянутый выше до­
кумент "Оросия рякки", один экземпляр сдал в бакуфу, а
черновик сжег, "дабы избежать разглашения тайны" 19.
Рукописи, в которых говорилось об иностранных обычаях,
нравах, быте, государстве! ном устройстве и т. д., храни­
лись в правительственных учреждениях как секретные до­
кументы и не опубликовались.
Та же участь постигла и "Краткие вести о скитаниях в
северных водах". О существовании этой работы было из-
вестно, но подлинной рукописи не знали. Около пятидеся­
ти лет назад известному историку Камэи Такаёси удалось
достать подлинник рукописи. Однако прошло свыше двадца­
ти лет, прежде чем он смог обработать и издать ее со
своими комментариями 20. Она вышла в свет в конце
1937 г. очень ограниченным -тиражом и даже в Японии
стала библиографической редкостью, так как в продажу
не поступала. Последовавшие затем события на Дальнем
Востоке, война и отсутствие в течение ряда лет культур­
ных связей с Японией привели к тому, что этой весьма
ценной работы у нас до настоящего времени не было, и
она не могла быть использована нашими историками. Толь­
ко теперь, когда Государственная библиотека им. В.И. Ле­
нина установила книжный обмен с Японией, нам удалось
в конце прошлого года получить из университета Васэда
микрофильм "Кратких вестей о скитаниях в северных во­
дах" с комментариями Камэи Такаёси.
Камэи следующим образом характеризует этот труд,
составленный Кацурагавой Хосю' со слов Кодаю, которого
Камэи вполне справедливо называет соавтором Кацурага-
вы.
"Кодаю побывал в России. Это было невиданным дото­
ле событием, и поэтому естественно, что оно привлекло к
себе внимание правительства и народа. В результате по­
явились произведения, рассказывающие правду о том, что
происходит в той стране, такие, как "ХЛмин горан-но ки",
"Хокуса ибун" й немало других. Однако несомненно, что
среди них ярко выделяется как своими качествами, так и
объемом труд Кацурагава Хосю. Больше того, отнюдь не
будет преувеличением сказать, что вообще в нашей лите­
ратуре такого рода о потерпевших кораблекрушение нет
работы лучше этой. Но эта книга, составленная по прика­
занию правительства букуфу, в течение долгого времени
хранилась как драгоценность в секретных правительствен­
ных книгохранилищах, и поэтому мало что из нее дошло
до сведения народа" 21.
Действительно, своими размерами этот труд значитель­
но превосходит все прочие записи рассказов Кбдаю и
Исокити. Если рукопись "Хёмин горан-но ки" в переводе
На печатный текст составит не больше 12 стр., то основ­
ной текст "Кратких вестей о скитаниях в северных водах"
содержит 346 стр. печатного японского текста. Кроме то­
го, к нему приложены рисунки (корабля "Екатерина", ме­
далей, полученных Кбдаю и Исокити от Екатерины II, рус­
ской одежды, предметов обихода, монет и т.д.) на 36 стр.,
не считая иллюстраций, помещенных в тексте, и четыре
географические карты.
Кацурагава не ограничился только тем, что расспросил
Кодаю и записал рассказанное им. Он сделал свои крат­
кие примечания или пояснения к записям на основании из­
вестной ему голландской литературы.
Таким образом, эта книга в целом представляет собой
первый большой научный труд, написанный в Японии о Рос­
сии.
Камэи Такаёси тщательно изучил рукопись, сопоставил
ее с различными вариантами записей рассказов о Кодаю и
Исокити (эти рассказы тайно переписывались и хранились
у различных лиц) и написал свои комментарии, для кото­
рых использовал также иностранную литературу, имеющую
отношение к данному вопросу.
В первой главе памятника даются полный список лиц,
находившихся на корабле "Синсе'-мару", и сведения о даль­
нейшей судьбе каждого из них.
Две следующие главы (стр. 7-62) посвящены подроб­
ному описанию приключений потерпевших кораблекрушение
японцев. Здесь рассказывается о пребывания Кодаю и его
товарищей на острове Амчитка и на Камчатке, о путеше­
ствии по России, жизни в Иркутске и Петербурге, о приеме
Кодаю русской императрицей - словом, о том, что они
видели и пережили в России.
В четвертой главе (стр. 63-110) описываются места,
где побывал Кодаю и члены его экипажа: остров Амчитка
и соседние острова, куда японцы ездили вместе с жителя­
ми острова во время рыбной ловли; Камчатка, Тигиль -
рассказывается о занятиях местных жителей, о средствах
сообщения, о местных русских чиновниках и т. д.; Якутск -
его климат, морозы, описываются жилища, занятия, нравы
и обычаи якутов, тунгусов (эвенков) и бурят, начальство
(князьки) из местного населения и представители русских
властей; Иркутск - дано описание города, школ, больниц,
торговли с Китаем; Удинск^З _ 0 сборе налогов с якутов
и бурят, размер налогов, о чиновниках, ведавших сбором
налогов, и т. д.; Тобольск, Екатеринбург, Казань, Нижний
Новгород, Москва; Петербург, его улицы, дома, царский
дворец, памятник Петру 1, Нева, мосты; Царское Село,
где Кодаю жил некоторое время, ожидая первой аудиенции
Екатерины, и т. д.
Дальше даются перечень национальных меньшинств Рос­
сии и некоторые сведения о них. В заключение главы при­
водится список 52 государств, с которыми в то время Рос­
сия вела торговлю, составленный Кацурагавой на основании
голландских источников.
Пятая глава (стр. 111-134) делится на несколько раз­
делов, которые дают представление о ее содержании: цар­
ская династия, природа, климат, люди, обычаи, имена, фа­
милии, брак, похороны, крещение, изменение имен ино­
странцев при крещении.
В шестой главе (стр. 135-176) описывается государ­
ственное устройство России, административная система,
даются сведения о чинах, жалованье, русских врачах, свя­
щенниках, храмах, календаре, системе летосчисления, пись­
менности, деньгах, налогах, мерах длины, объема и веса
и т. д.
Седьмая глава (стр. 177-208) содержит описание по­
строек, жилых домов, бань, школ, аптек, казенных уч­
реждений, тюрем, больниц, детских домов, магазинов, бан­
ков, театров и публичных домов.
В восьмой главе (стр. 209-230) сообщается о больших
праздниках, пище, напитках.
В девятой главе (стр. 231-270) - о средствах передви­
жения (сани, кибитка, карета, корабли), видах оружия,
музыкальных инструментах, посуде, книгопечатании, бу­
маге, песочных часах, бильярде, шахматах и т. д.
В десятой главе (стр. 271-296) - о естественных бо­
гатствах России, флоре, фауне, полезных ископаемых.
Одиннадцатая глава (стр. 297-346) посвящена русскому
языку и по существу представляет собой первую попытку
составления русско-японского словаря. Словарь включает
около 1500 слов и выражений, которые помнил Кодаю. Рус­
ские слова написаны японской слоговой азбукой - кат а-
к а н о й.
Читая рассказы Кодаю о России, поражаешься его
наблюдательности и памяти. Особенное впечатление на не­
го производило то, чего в те времена не было в Японии
и что поэтому казалось ему необыкновенным. Так, Ка­
цурагава, перечислив известные Кодаю чины и указав раз­
меры жалованья, записал с его слов следующее.
Вся сумма жалованья делится на три доли и вносится
три раза в год, в апреле, августе и декабре, в "банка"^
("банка" - учреждение, ведающее приемом и выдачей де­
нег) . В России производство пяти зерновых растений очень
незначительное, поэтому все жалованье выплачивается
деньгами 25. Чины и жалованье не наследуются, поэтому,
даже если крупный чиновник с большим жалованьем уйдет
со службы или умрет, он и его наследники становятся
простолюдинами и занимаются каким-нибудь делом, кото­
рое приносит пользу и государству. Они строят за городом
мастерские, открывают магазины, нанимают мастеров, а
также приказчиков, которые ведут дела.
Московский наместник генерал-фельдмаршал Кирилл
Григорьевич Разумовский и подполковник Василий Петро­
вич Турчанинов имеют кузницы, генерал-фельдмаршал князь
Григорий Александрович Потемкин и отец Адама, сопро­
вождавшего сюда потерпевших кораблекрушение, Кирилл*^,
занимаются производством стекла, генерал-аншеф Алек­
сандр Романович Воронцов при помощи водяных мельниц
делает медную и железную 'черепицу. Воронцов ведает де­
лами, касающимися иностранных купцов, лиц, потерпев­
ших кораблекрушение и принесенных в Россию, и т. д., и
поэтому, когда Кбдаю впервые попал в столицу, то он
первым долгом подал просьбу о возвращении его на ро­
дину этому человеку.
Генерал-аншеф Александр Андреевич Безбородко и ге­
нерал-майор Аполлос Аполлосович Мусин-Пушкин занима­
ются сахарным производством, генерал-поручик Осип Анд­
реевич Ингельстром имеет мельницы, на которых мелятся
на муку ячмень и пшеница. Таким образом, все чиновники,
и мелкие и крупные, занимаются каким-нибудь промыслом,
который и народу пользу приносит и им самим выгоду да­
ет,. По-видимому, этим самым возмещается ущерб от то­
го, что не поднимается целина там, где это следовало
бы, делать .
Кбдаю бывал на упомянутом выше стекольном заводе
Кирилла Лаксмана в Тальцах и так описал его:
"Фабрика стеклянных изделий Кирилла Лаксмана нахо­
дится в шести-семи верстах в глубине гор. Она устроена
на площади, каждая из четырех сторон которой равна око­
ло двухсот саженей. В центре устроена печь. Размеры
печи две сажени на одну сажень. Мастеровых двадцать один
человек, все они живут там с женами и детьми в домах,
стоящих рядом друг с другом. Там же имеется баня, пе­
карня и т. д., так что получается прямо, как городок^.
Из стекла там делают рюмки, листовое стекло, чашки
с крышками, лампады, всевозможные бусы и так далее.
Изделия фабрики продаются не только в стране, но много
отправляется в маньчжурские края. Производительность
фабрики в год очень велика. Если даже фабрика Кирилла
так велика, то предприятия, принадлежавшие Потемкину,
Жигареву и другим, говорят еще больше".
Живя на Алеутских островах, Кодаю наблюдал, как на­
живаются русские промышленники на торговле "мягкой
рухлядью", т. е. мехом.
"Ракко называется "бобура" /бобер, т. е. морской бо­
бер/ ^ . Бобра добывают на островах вокруг Амчитки. Ту­
да крупные русские купцы, как Жигарев и другие, посы­
лают своих приказчиков, которые ведут там торговлю. Од­
ну шкуру морского бобра они выменивают на четыре-лять
листов табака. Шкуры отправляют в Россию для торговли
с Турцией. В Турции мех высших сортов продается за во-
семьсот-девятьсот рублей серебром и даже за шкуры низ­
шего качества берут по двести-триста рублей за штуку.
В столице мех высших сортов стоит сто семьдесят-сто во­
семьдесят рублей, а на Камчатке и вообще в тех краях -
рублей пять серебром".
Много внимания уделено налоговой политике.
"Налог платится вне зависимости от размера и плодо­
родия земли и с мужчин и с женщин в возрасте от пят­
надцати лет и выше по пятьсот медных мон /копеек/ с
человека, это относится ко всем сословиям, кроме чинов­
ников, то есть к крестьянам, ремесленникам и купцам. Н^-
лог, приходящийся на слуг, вносят их хозяева. Поскольку
в России зерновые не растут, естественно, что налог ри­
сом или зерном не вносится. А якуты, тунгусы, буряты,
камчадалы и прочие дикари, живущие на островах, а так­
же горные жители денег не платят, а вносят ежегодно по
две шкуры диких зверей на одного человека. Купцы же,
которые выменивают на островах мех морского бобра, нер­
пы и других животных, уплачивают налог по одной шкуре с
каждых десяти добытых шкур. Таких крупных купцов, тор­
гующих мехом, имеется пять домов: два дома братьев Де­
мидовых и три дома братьев Жигаревых. Кроме того, бо­
гатые купцы докладывают правительству о размере налич~
ньгх денег и уплачивают налог по одной медной копейке
с десяти рублей (соответствуют нашему одному рё золо­
том) . В зависимости от размеров этого налога купцам
жалуется соответствующий ранг. Поэтому имеются среди
них и такие, которые, желая получить ранг повыше, ука­
зывают большую сумму наличных денег и уплачивают боль­
ший налог; есть же, наоборот, и такие, которые, стремясь
уменьшить свой налог, указывают меньшую сумму налич­
ных денег. Говорят, что такой порядок установлен при
царствующей ныне императрице*.
Кодаю подчеркивал, что ему разрешили везде бывать
и все осматривать. Поэтому он имел возможность подроб­
но описать не только обычные учреждения, дома, дворцы
и т. д., но и тюрьмы, которые видел в Петербурге, поло­
жение заключенных, существовавшие в то время наказания;
как можно видеть из его описания, он. лично присутство­
вал во время наказаний.
'Тюрьма для особо важных преступников находится на
Васильевском острове. Забор вокруг нее сделан из бревен,
, которые стоят вплотную одно к другому без единой щели
и с наклоном внутрь.С их внутренней стороны набито мно­
го больших гвоздей. Ворота в тюрьме только с одной сто­
роны и очень узкие, а порог у них сделан такой высокий,
что на него надо сесть верхом, чтобы перешагнуть. Там
на питание арестантам отпускается по медной копейке в
день. Этих денег, конечно, не хватает, поэтому заключен­
ных выводят собирать милостыню. При этом их сковывают
по два человека кандалами - одна нога одного заключен­
ного с ногой другого, и их сопровождает один солдат.
Стоя у ворот они просят у прохожих милостыню, говоря:
"Миросутэ, батисйка, матисйка'^О, "Миросутэ" значит
"Подайте милостыню!", 'батисйка" значит 'батюшка*,
"матисйка" значит 'матушка", то есть: "Подайте милосты­
ню, батюшка, матушка! ".
В Китае хуанцзы /нищие/ называют подающих им ми­
лостыню отцом и матерью. У нас нищие, обращаясь к про­
хожим, называют всех их отёдзя ^отец, старшой/. Оче­
видно, во всех странах просящие о сочувствии прибегают
к одинаковым словам.
Летом заключенные нанимаются работать в сельском
хозяйстве за 16 копеек в день и из этих денег отклады­
вают себе запас на зиму. Зимой выходить на улицу они
не могут, ибо одежда у них тонкая, и расходуют на пищу
деньги, накопленные летом.
Наказаний существует только три вида: порка плетями,
вырывание ноздрей и клеймление. Смертной казни совсем
нет".
Дальше идет подробное описание наказаний плетью, вы­
рывания ноздрей, пропускания сквозь строй и т. д., кото­
рые, по-видимому, Кодаю лично наблюдал, с такими дета­
лями они описаны. В заключение добавляется, что крупные
преступники, кроме того, ссылаются на рудники в Сибирь
и Малороссию.
С восхищением описывая Эрмитаж, в котором Кбдай
был вместе с Кириллом Лаксманом, он заявил, что собра­
ние книг там, "вероятно, самое лучшее в мире". В восторг
привели его также различные коллекции, чучела животных,
большой магнит и т. д. (стр. 257).
Проездом через Нижний Новгород Кирилл Лаксман ку­
пил две шкатулки драгоценных камней. По этому поводу
записано:
"Вообще во всех домах среднего достатка и выше лю­
бят собирать драгоценные камни, птиц, животных, рыб, ра­
ковины и иные всевозможные диковинные и редкие вещи и
хвастаться ими. Поэтому цена на драгоценные камни и
тому подобные вещи там очень высока. Когда Кирилл ехал
с Кодаю в столицу, то в Нижнем Новгороде он купил два"
ящичка минералов. За один ящичек он заплатил семь ты­
сяч девятьсот рублей, за другой - пятнадцать тысяч руб­
лей. Размер этих ящичков вроде наших хйтайбако". Кодай
был возмущен такой ценой, но когда сказал об этом Ки­
риллу, то тот только рассмеялся и сказал, что иногда
только один хороший камень может стоить тысячу и даже
две тысячи рублей, а здесь много камней, так что это
даже не так уж дорого.
В Петербурге в судьбе Кодаю принял участие статс-
секретарь Екатерины II граф Безбородко. Кодаю нередко
бывал у него и, рассказывая об этом в Японии, отмечал
простоту его обращения.
"Когда Кодаю жил в Петербурге, к нему особенно сер­
дечно относился сиссэй /канцлер. - В.К^/ Безбородко,и
Кодаю постоянно бывал у него. Во время обеда Кодаю си-
дел за одним столом с его семьей. Когда перед подъез­
дом было много карет, КбдаЮ понимал, что Безбородко
занят, и не входил. В других же случаях он входил в дом
без всякого разрешения, и камердинер докладывал о нем,
когда он уже находился в соседней с гостиной комнате.
Его сейчас же приглашали в гостиную, там он вел беседу
и так далее. Иногда Безбородко брал его с собой на про­
гулки в поле. В таких случаях, а также при поездках в
другие места они нередко ехали в одной карете. Иногда и
в царский дворец Безбородко возил его в своей карете.
Вообще там держатся очень просто".
Кбдаю вообще очень хорошо отзывался об отношении
русских к нему и другим японцам, и несомненно, что сооб­
щаемые им сведения помогли отчасти рассеять неправиль­
ное представление о России и ее политике, складывающее­
ся в Японии под влиянием голландцев. Возможно, что в
значительной степени этим объясняется и то, что Адаму
Лаксману "удалось установить хорошие отношения не толь­
ко с княжеством Мацумаэ* куда он прибыл, но ... и с
сёгунатом. Россия в это время^* добилась того, чего не
могли добиться другие иностранные государства до "отк­
рытия дверей" Японии в 1854 г."32( а именно письменно­
го разрешения на заход русского судна в Нагасаки.
В настоящем сообщении приходится ограничиться толь­
ко краткими сведениями о содержании и характере этого
ценного исторического документа. В целом же работа Ка-
цурагавы Хосю и комментарии Камэи Такаёси представля­
ют собой интересный материал как для лиц, изучающих
отношения Японии и России, так и для исследователей
истории и историографии нашей страны,
В.М. Константинов
Tags: история, книги
Subscribe

  • (no subject)

    Денис (Дэн) Миллер, герой цикла "Уйти на Запад", выдвинут читателем на конкурс, который организовал Владимир Барт. 26 апреля 1865…

  • Без заголовка

    На Автортудее получена новая рецензия на мой роман "Когда закончится война" Тот случай, когда падаешь в книгу сразу и безоговорочно, без…

  • Сельская дорога в Англии

    Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments